Kazakhstan Growth Forum - площадка для интерактивного обмена мнениями

Банкам надо развиваться через экосистемы
Банкам надо развиваться через экосистемы
11 апреля, 2019 913

В прошлом году на казахстанский рынок вышел ApplePay. К такому шагу, как считают в экспертных кругах, готовится и GooglePay. Так GAFA-гиганты начинают присматриваться к  Казахстану. Какие еще тенденции наблюдаются в банковском секторе сегодня и какое влияние они оказывают на отрасль? Что делать банкирам в условиях цифровой трансформации и растущей конкуренции, мы обсудили с Антоном Мусиным, управляющим директором Accenture в Казахстане, в преддверии K-Tech 2019.

─ Антон, расскажите, пожалуйста, с какими важными инсайтами вы будете выступать на K-Tech 2019? О каких глобальных трендах будете рассказывать?

─ Мы видим несколько основных мировых тенденций, в том числе и технологических, которые оказывают влияние на финансовый сектор. Одним из наиболее значимых трендов последних лет является изменение поведения потребителей. В последнее время и розничные, и корпоративные клиенты изменили свое отношение к финансовым институтам и стали воспринимать их как более клиентоориентированный сервис, доступный всегда и везде, с одинаковым уровнем качества обслуживания, поэтому клиенты меняют свои предпочтения в сторону удаленного обслуживания. Исследования Accenture показывает, что уже более 60% респондентов обращаются в банк в течение месяца через цифровые каналы, и лишь чуть больше трети взаимодействуют с банком через офлайн-каналы. Очевидно, игрокам рынка стоит принять это во внимание.

Второй важный тренд, влияющий на банковскую отрасль – новые цифровые конкуренты, это и так называемые финтех-компании и технологические гиганты. Они имеют существенные преимущества, сокращая time-to-market при выводе продукта на рынок гораздо быстрее, чем это делают банки. По сути, классические финансовые организации не успевают за темпом, которые им задают эти новые цифровые конкуренты.

Третий тренд заключается в том, что сейчас начинает стираться граница между финансовыми и нефинансовыми услугами. К примеру, последние эксперименты Apple с запуском кредитных карт; китайский ритейлер Alibaba, у которого помимо торговой платформы, есть и финансовые подразделения или Amazon, внедривший программу кредитования своих ритейл-партнеров. Все эти примеры подтверждают, что онлайн-гиганты активно выходят на поле финансовых игроков.

Четвертый тренд, который необходимо учитывать банкирам — это давление на рентабельность. Классические финансовые продукты становятся все менее рентабельными. Игрокам сложнее конкурировать, поскольку доступ к капиталу упростился для всех участников рынка, но у банков остаются высокие требования к капиталу, резервам.

И последний технологический тренд – развитие платформенной экономики. Сейчас OpenAPI активно используется во всем мире, в том числе и в Казахстане.

Все эти тренды влияют в той или иной степени на финансовый сектор в мире.

 

- Наблюдаются ли эти тренды в Казахстане? И к чему готовиться нашим банкирам?

- Какие-то из глобальных трендов уже очевидны, какие-то менее заметны. Например, на казахстанском рынке уже появляются цифровые конкуренты. Их пока немного, но они отнимают большую долю у традиционных игроков. Таким примером является KaspiBank, который вполне обосновано можно назвать «необанком». Я уверен, что существующие финансовые институты с опаской смотрят на развитие KaspiBank, поскольку он в том числе и через технологические сервисы пытается продавать свои собственные продукты и влиять на весь финансовый сектор.

Кроме того, такой тренд, как давление на рентабельность – это реальность, в которой сейчас живут казахстанские банки, поэтому они пытаются найти себя в других областях.

А вот влияние GAFA-игроков(Google, Apple, Facebook, Amazon) на рынок Казахстана, на мой взгляд,наименее ощутимо, в первую очередь потому, что рынок Казахстана относительно небольшой и приоритеты у этих гигантов сейчас другие.

 

- Но в прошлом году ApplePay вышел в Казахстан. А в этом году компания, как вы уже упомянули, запустила кредитные карты…

- На мой взгляд, появление кредитной карты Apple– это довольно спорный кейс. Понятно, что это попытка GAFA-гиганта монетизировать свою клиентскую базу, но банковский бизнес –это более сложная система, это не просто красивый интерфейс.

Пока мы видим, что эта кооперация с банком, у которого никогда не было выстроенной розничной сети, лишний раз подтверждает, что для Apple это не совсем понятный бизнес. Также возникает много вопросов по самому продукту, например, если у клиента возникнет просрочка, откуда придут коллекторы? А если появятся проблемы с платежами, куда клиенту звонить? Возможно, конечно, компания решила эти вопросы, но я довольно скептически отношусь к таким шагам нефинансовых компаний.

Если говорить про ApplePay, существенно ли этот сервис поменял рынок платежей? Это история про то, что компания предложила якобы нативный, очень удобный инструмент в смартфоне, но таких инструментов много на рынке, у «Тинькофф Банка» он работает весьма неплохо, мне очень нравится. Но тренд в целом понятен и это подтверждает, что GAFA-гиганты будут пытаться заходить на финансовый рынок. Возможно, кому-то даже удастся сделать это полноценно.

 

- И все же могут ли составить конкуренцию банкам такие гиганты нефинансового рынка, как Amazon, Google?

- У меня нет опасения, что на горизонте 3-5 лет, на рынок Казахстана придут Amazon или Google и покорят его. Статус «кво» будет сохраняться относительно долго. Технологическим компаниям будет сложно заходить на этот рынок по разным причинам, это и недостаточное знание самого финансового бизнеса, специфики рынка и сопротивление существующих игроков. Кроме того, сами глобальные бренды в первую очередь выходят на крупные рынки. Хотя не исключаю, что после их насыщения или появления каких-либо препятствий, они будут рассматривать и страны с относительно небольшими экономиками, такие как Казахстан. Тогда, возможно, влияние GAFA-гигантов будет сильным, но это точно произойдет не завтра.

 

- Вы начали рассказывать о том, что цифровые конкуренты уже начали влиять на банковский бизнес. Где в таких условиях себя могут найти местные игроки и что, как вы считаете, могут предпринимать банкиры, чтобы не остаться за бортом?

- Сегодня просто изменить Usere Xperience уже недостаточно, не получится за счет этого удержать клиентскую базу и заработать на ней. Поэтому, я считаю, банки должны развиваться через экосистемы, через покупку нефинансовых сервисов и встраивание их в свою модель. Это то, что, например, делает «Тинькофф Банк» в России, развивая систему продажи билетов на мероприятия. Или KaspiBank, который купил сайты krisha.kz и kolesa.kz еще в 2013 году. По сути, это венчурный бизнес с попыткой найти свою бизнес-модель и понять, что в девелопменте можно сделать. Таких примеров будет много, я уверен.

Пришло время задуматься над тем, какие направления помогут финансовой организации заработать в части развития нефинансовых сервисов. Это, например, могут быть продукты, связанные с бухгалтерскими сервисами, архивацией документов, доставкой, логистикой, продажей товаров и т. д.

Кроме того, банкам нужно меняться внутри. На мой взгляд, чтобы не тратить много денег на инновации и получать от них результат, нужно строить такую организацию, которая могла бы проверять огромное количество бизнес-моделей, оценивать их перспективность и масштабируемость и затем быстро внедрять их в организации и на рынке. Это единственно верный подход, которым уже давно пользуются и крупные, и средние технологические компании. Просто нужно понимать, как они работают, и пытаться использовать схожие практики в финансовом секторе.

 

- Готовы ли казахстанские банки к таким переменам?

- Вполне. Возможно, я вас сейчас удивлю, но по уровню цифровизации казахстанские банки превосходят, допустим, американские.

 

- Серьезно?

- Да. США отстают по разным причинам. Более того, я провел последние три года на Ближнем Востоке: в ОАЭ, Бахрейне и Саудовской Аравии, и могу сказать, что, например, в ОАЭ уровень цифровизации банков ниже, чем в Казахстане. Но, с другой стороны,по сравнению с некоторыми европейскими странами Казахстан в плане цифровизации отстает. Если говорить про Россию, то она в этом смысле одна из передовых стран, где наиболее продвинутыми по мировым меркам игроками являются «Тинькофф Банк» и «Сбербанк».

Почему уровень цифровизации в странах СНГ выше, чем в некоторых зарубежных? Одной из основных причин мне видится, то, что в Европе и США существует наследие устаревших финансовых ИТ-систем, заложниками которых они являются, и которые усложняют процесс трансформации. В Казахстане и России банковский сектор не обременен таким наследием, он развивается последние 25-30 лет и имеет возможность внедрять передовые технологии.

 

- Означает ли что в скором времени банковский рынок, в том числе и в Казахстане, кардинально изменится?

- Я не верю в то, что завтра все изменится и все банки станут цифровыми. Да, будут появляться новые бизнес-модели, но поскольку индустрия построена на доверии и отношениях с клиентами, кардинальных изменений ждать не стоит. Цифровизация является важным фактором перемен, но не единственным. И банкирам стоит учитывать все тренды и пытаться строить свои организации с заделом на будущее.

 

- Как вы считаете, должны ли регуляторы как-то способствовать игрокам в этом процессе цифровизации?

- Насколько я знаю, и Нацбанк РК, и Международный финансовый центр «Астана» пытаются развивать цифровое поле в стране, создают финтех-акселераторы, так называемые «регуляторные песочницы» – и это очень важная работа. Если посмотреть на опыт Великобритании, где Банк Англии несколько лет назад внедрил такую «регуляторную песочницу» и создал один из существенных стимулов для того, чтобы на рынке появились десятки, если не сотни финтех-компаний.

Я считаю, что функция регулятора, помимо функции контроля,заключается в том, чтобы дать возможность участникам «поиграть» в каком-то ограниченном безопасном пространстве, посмотреть на результаты и координировать те изменения, о которых банки и технологические компании будут просить. И это неизбежно, они будут просить. На казахстанском рынке есть примеры, когда банки приходили в Нацбанк и для конкретных проектов просили легализовать, например, возможность видеоверификациии он давал эту возможность, поэтому я не вижу, что казахстанский регулятор как-то ограничивает игроков в этом направлении.

 

- Обсуждая конкурентов мы как-то миновали финтех…

- Финтех- это все еще модно, но очень спорно. Особенно на постсоветском пространстве. Во-первых, финтех-компаний в Казахстане немного. Во-вторых, основная задача для любого финтеха –наращивание клиентской базы. Как правило, они пытаются жить за счет небольших транзакционных комиссий, которые снова направляют на рост своей базы. В итоге большинство таких компаний малоприбыльны или неприбыльны вообще, по сравнению с необанками или классическими банками.

Я не верю в то, что финтехи реально повлияют на банковский сектор, по крайней мере, в СНГ, поэтому для них интеграция с банковским миром неизбежна. У банков есть клиентская база, доверие потребителей и большие финансовые ресурсы, у финтеха есть сервисы и скорость– вот очевидный путь для взаимодействия.

 

- Спасибо за интервью! Будем с нетерпением ждать вашего выступления!

{{ msg.text }}