Добро пожаловать!

«Ораз Жандосов: «Мы не решим проблему бедности, урбанизации, если экономика Казахстана не будет расти на 4-5%»

Вопрос: «Успевает ли Казахстан вскочить в уходящий поезд мировой экономики или нет?» – бесспорно, интересует местный бизнес, но на повестки дня сейчас – более приземленная задача: адаптироваться и выжить.

Снижение сырьевых цен, торможение темпов китайской и российской экономик, непосредственно влияющих на Казахстан  - неполный перечень серьезных проблем, с которыми столкнулась страна за последние несколько лет. Все это происходит на фоне все большего расширение государственного участия в экономике. Хотя власть и декларируют необходимость  сокращать роль государства, перспективы развития частного бизнеса в Казахстане тают на глазах.  

Вопрос, кто возглавит движение вперед, весьма не праздный. Государственные и квазигосударственные компании, национальные чемпионы, на которых делало ставку государство, тихонько «сдулись» не выдержав неблагоприятной мировой конъюнктуры. С учетом того, что торможение мировой экономики  увеличивает страновую конкуренцию,  хотелось бы знать, насколько конфигурация казахстанской экономики способна справиться с решением внутренних задач и с подготовкой ответа на внешние глобальные вызовы. Тот факт, что мир развивается со сверхзвуковой скоростью и стоит на пороге глобальных перемен, способных перемолоть традиционный уклад национальных производств – констатируют многие эксперты.  

По оценке  партнера EY Михаила Романова, мировая экономика уже на пороге четвертого  этапа технологической революции, следствием которой  ожидается бурный рост новых отраслей и инновационных компаний. Под их напором через каких-то пять лет половина компаний традиционного уклада из списка Fortune 500  просто перестанет существовать. «Новая экономическая реальность  с низкими сырьевыми ценами – не кратковременный шок, а долгосрочное явление, когда 5-10% рост ВВП уходит в прошлое, –  отмечает партнер McKinsey &Co Йохан Вербнер.  – Необходимо практиковать новый подход к инвестициям, который, в частности использует Дубаи, уже сейчас вкладывающий деньги в технологичные и инновационные  отрасли, обеспечивающие гибкость и адаптивность страны». Управляющий директор МФЦА Кайрат Келимбетов считает, что за последнее время было много правильных реактивных решений, принятых в ответ на изменение ситуации, и решений  принятых на опережение,  например, программа «Болашак», создание Национального фонда, разработка «Стратегий 2030 » и «Стратегии 2050», которые позволяют чувствовать себя уверено, несмотря на внешнюю волатильность,

Известный экономист Ораз Жандосов полагает, что правительство поставило крайне амбициозную задачу по темпам роста экономики,  но даже эти результаты  не помогут стране пробиться к заветной цели войти в топ-30 передовых экономик мира. «Средний темп экономического роста на эту пятилетку заложен на уровне 2,4-2,5%. С учетом роста населения на 1,4% мы получим примерно 1%-ный рост ВВП на душу населения. Ясно, что при таких темпах роста экономики мы не только не приближаемся к 30-ке наиболее конкурентоспособных стран мира, мы отстаем от общемирового тренда:  в среднем он прогнозируется на уровне 3-3,8%. Мы не решим проблему бедности, урбанизации, если экономика Казахстана не будет расти на 4-5%», - считает эксперт. В качестве рецепта г-н Жандосов предлагает кардинально улучшить условия для бизнеса, в частности уйти  от налога на добавленную стоимость (НДС): в таком случае, бизнес получит существенное облегчение, существенно снизится коррупция.

Глава Astana Group Нурлан Смагулов считает, что  для Казахстана на первый план выходит проблема занятости. Происходит бурное переселение из сельской местности. В  города  приезжают люди без навыков жизни в условиях урбанизации, их нужно чем-то занимать, чтобы избежать социального напряжения.  Спикер констатировал невозможность  создания  достаточных рабочих мест в сельской местности,  поскольку передовые технологии  приводят к сокращению работников. « В село приехали две австралийские семьи, произвели продукты из мяса коровы породы черного ангуса на 5 тыс. голов и в итоге две деревни в этой местности остались полностью без работы. В Австралии 3% занятых в сельском хозяйстве формируют 20% ВВП. Казахстан в новых реалиях не готов сегодня создать такое количество рабочих мест». Как выход, Казахстан должен создавать не просто новые рабочие места, а новые профессии. Необходимо делать инкубаторы и переучивать людей. По мнению бизнесмена, обучение новым специальностям  должно стать  инициативой государства. Можно  дотировать какие-то специальные программы переобучения сельского населения, в которых и должна проявить себя форма государственно-частного партнерства.   Бизнес в свою очередь должен откликнуться на призыв государства и поучаствовать в переобучении сельского населения новым специальностям.  Торговля, общепит, образование, медицина, туризм, культура, сервисная экономика – те сферы, в которых есть потенциал развития, и в которых нужно создавать рабочие места. Важно также развивать МСБ – площадку, где будут создаваться новые рабочие места. Еще один шаг – сокращение участия государства в бизнесе, когда многие инфраструктурные проекты являются государственной монополией, а частный бизнес лишь обслуживает  государственные тендера, в этом заложен огромный дисбаланс. Если проводить приватизацию и вовлекать в нее казахстанский бизнес, это будет своевременный и разумный шаг.

Ерлан Досымбеков, управляющий партнер EY Казахстан, полагает, что госкомпании стимулировали рост в докризисный период, но с изменением экономических реалий одним из источников экономического роста должен стать частный сектор. Он отметил, что все чаще ставиться вопрос поддерживать частный бизнес не только за счет морального признания, но и  включения  в программы господдержки.  Бюрократический аппарат госкомпаний, отсутствие или недостаточность эффективности в бизнес-процессах, слабая ориентация на коммерциализацию  присущая госсектору – тормозят экономическое развития страны. Государственные компании должны коммерциализироваться и провести трансформацию бизнес процессов.  Наряду с этим в рамках приватизации и развития частного сектора нужен реальный толчок для частного предпринимательства.

Инвестиции в образование Конкурентности страны не добиться без инвестиций в качество образования. К сожалению, дефицит бюджета не способствует увеличению расходов на улучшение  жизни казахстанцев. Налоги обеспечивают половину доходов – социальные обязательства,  остальные деньги – трансферты Национального фонда, экспортно-таможенная пошлина. Несмотря на это, правительство наращивает расходы бюджета: в 2016 году они выросли почти на четверть процентов. К тому же правительство наращивает долговую нагрузку, уже сейчас расходы по обслуживанию займов сравнись с расходами на образование, но это еще не предел, пик обслуживания госдолга придется на 2020-2021 годы. «Если сегодня не инвестировать серьезно в подготовку рынка труда, любые действия, предпринимаемые для подъема экономики, будут иметь ограниченный характер.  С учетом глобализации, нынешние школьники завтра не будут конкурентоспособны на рынке труда. Это другой стабилизационный вектор развития. Сегодня бюджет тратит 4,3% на образование при потребности в 7%. Главный вопрос – не трехязычие, а поднятие качества базового образования», - резюмирует независимый экономист Рахим Ошакбаев. Вопрос интеграции Говоря об интеграционном потенциале,

Рахим Ошакбаев подчеркивает, что этот потенциал используется не в полную силу. Взаимная торговля Казахстана со странами ЕАЭС и экспорт, снижаются. Если сравнивать ситуацию до Таможенного союза с 2015 годом, то экспорт упал на 18,5%. Эксперт полагает, что Казахстан в долгосрочной перспективе, безусловно, должен быть вовлечен в интеграционный процесс. Интеграция даст доступ на 170 миллионный российский рынок. «Базовая наша предпосылка, почему мы вошли в ЕАЭС, была достаточно понятной – мы хотели создать общий рынок, создать конкурентоспособные условия в Казахстане. Но поскольку Россия вошла в фазу рецессии, это произошло еще до падения цен на нефть и до введения санкций, это стало отражением серьезных структурных проблем. К сожалению, наши надежды на ЕАЭС не оправдались», – отмечает Рахим Ошакбаев.  Тем не менее, он  призывает  обвинять в неудаче  в первую очередь самих себя. «Мы должны были к интеграционному проекту создать все макроэкономические условия для того, чтобы наш бизнес был конкурентоспособен. И, в первую очередь, самый ключевой рычаг, самый эффективный – это курсовая политика. То есть если бы мы сделали априори слабую валюту и создавали конкурентное преимущество, тогда бы даже без господдержки наш бизнес активно вышел бы на экспорт. К сожалению, мы этого вовремя не сделали.

В Евразийском договоре о  курсовой политике  вообще ничего не сказано. По моим оценкам, за полгода порядка 20 млрд долларов отложенного спроса ушло из Казахстана в Россию», - подчеркнул   Рахим Ошакбаев. Он предлагает «встряхнуть» Евразийскую комиссию, которая  практически не ответила ни на один публичный или не публичный вопрос, который к ней был адресован.  А обещания всех министров, в том числе казахстанских, по выравниванию конкуренции, доступа на рынки, не исполнены.   В свою очередь Ораз Джандосов указал на отсутствие мониторинга принимаемых решений. Следует не только разрабатывать новые рецепты, но и почаще анализировать реализованные программы. «Все мы оптимисты, но без оценки ранее принятых решений, далеко не уйдешь. Чтобы идти вперед надо оценивать итоги прошлых программ и решений. Отсутствие мониторинга: какие программы принимались, кто персонально был автором, почему они не были реализованы, является негативным моментом», - резюмирует экономист. Существует еще ключевой базис, без которого все разговоры о развитии МСБ – как альтернативном драйвером экономики – останутся  лишь разговорами.  Это эффективное правовое поле и гарантии частному предпринимательству.  До тех пор, пока бизнес не почувствует  себя защищенным законом, пока право частной собственности не будут  уважать в реальной жизни, строить планы и принимать программы на тему, как нам догнать и перегнать Арабские Эмираты  бесполезно.

Татьяна Батищева

Источник: http://abctv.kz